»
Валерия: Когда в своей жизни я сталкиваюсь с трагичными ситуациями, я опираюсь на веру!
Валерия: Когда в своей жизни я сталкиваюсь с трагичными ситуациями, я опираюсь на веру!

Любимая миллионами зрителей певица, заслуженная артистка России Валерия в эксклюзивном интервью для читателей «Доступного мира», рассказала о толерантности к людям с ограниченными возможностями здоровья, и о своем опыте преодоления трудный жизненных ситуаций.

Когда в своей жизни я сталкиваюсь с трагичными ситуациями, я опираюсь на веру. Без этого я, наверное, не выжила! Вера, и еще мои дети, это то, что всегда спасает меня, когда мне плохо и трудно в жизни!


Интервью с Валерией можно прочитать на сайте издания DISABILITY TODAY, а так же в печатной версии журнала.
Валерия: Нужно сделать жизнь людей с ограниченными возможностями здоровья удобной!
Валерия: Нужно сделать жизнь людей с ограниченными возможностями здоровья удобной!

Российская певица, Заслуженная артистка России – Валерия, в эксклюзивном интервью для журнала “Доступный Мир”, рассказала, как сделать наше общество более толерантным по отношению к людям с ограниченными возможностями здоровья. Также, любимая многими певица, поделилась с читателями “Доступного Мира” своим опытом по преодолению трудных жизненных ситуаций.


ДМ: Как Вы считаете, что необходимо предпринимать нам всем, чтобы отношение к людям с ограниченными возможностями становилось более толерантным?
Валерия: Мне кажется, для начала нужно сделать жизнь людей с ограниченными возможностями удобной. Чтобы они сами чувствовали себя полноценными членами общества, чтобы они могли пойти в любой кинотеатр, магазин, ресторан – чтобы всё было приспособленно для людей, которым, сложно передвигаться самостоятельно. Мы часто бываем за границей и поэтому мне есть, с чем сравнить – там и в отелях есть специальные номера, и в ресторанах все удобства. А что у нас? У моей бабушки было две операции, после которых она не может ходить. Она стесняется выходить на коляске, поэтому практически всегда сидит дома. Конечно, когда мы привозим бабушку в Москву, то здесь для неё открывается какая-то новая жизнь – мы устраиваем ей и разные экскурсии, и походы по магазинам. Но всё равно сложно, всё равно она в каких-то моментах чувствует себя неловко. Хотели мы, например, сходить в театр – но ведь туда невозможно попасть, если ты на коляске, такое количество ступенек человеку с ограниченными возможносями преодолеть просто нереально. А в Европе, например, мы сидели в полупустом ресторане и за соседними столами было несколько людей на колясках. И всё почему? Потомучто там они могут себе это позволить, там они чувствуют себя такими же людьми, как и все остальные. Поэтому, прежде всего, нужно сделать жизнь людей с ограниченными возможностями удобной. А что касается отношения людей – то я не понимаю, почему они должны относиться как-то иначе? Ведь никто в этой жизни ни от чего не застрахован.

ДМ: Вы могли бы посоветовать нашим читателям, исходя из личного опыта, как попав в трудную жизненную ситуацию не сломаться, а найти силы и продолжать жить?
Валерия: Я считаю, что и на настоящее, и на будущее человека влияет в первую очередь его отношение к жизни, его позитивный настрой. От этого зависит и то, как он живёт, и то, насколько жизнь его будет интересной и полезной. Я часто встречаюсь с людьми, которые в непростых жизненных ситуациях проявляют такие чудеса человеческого мужества, что диву даёшься, как у них не опускаются руки. Мне тоже было сложно в какой-то период, но моей главной мотивацией стали мои дети. Я понимала, что должна выжить, должна работать ради них.
Если у тебя есть голова на плечах, если есть желание жить, то ты можешь найти себе дело по душе, котрое будет не только твоим развлечением, но и, благодаря которому, ты сможешь приносить пользу обществу, другим людям. И такое дело обязательно станет стимулом, рождающим желание жить и созидать.

ДМ: И в заключение, если можно несколько позитивных и добрых слов к читателям нашего журнала, аудиторией которого являются люди с ограниченными возможностями здоровья. Ведь девиз нашего издания, который мы стараемся донести до всех - “Доступность среды и толерантность общества к проблемам людей с ограниченными возможностями здоровья, гораздо важнее субсидий и льгот”
Валерия: Желаю всем читателям журнала “Доступный Мир” хорошего настроения, позитивного отношения к жизни и бесконечного желания созидать! Ну и, конечно, чтобы Вас всегда окружали только позитивные добрые люди!
Когда я попаду домой? – доклад Хьюман Райтс Вотч
Когда я попаду домой? – доклад Хьюман Райтс Вотч

О том, как помочь детям с инвалидностью попасть из закрытых учреждений в семью рассказал доклад Хьюман Райтс Вотч. Сегодня заместитель директора Хьюман Райтс Вотч по Европе и Центральной Азии в Хьюман Райтс Вотч и автор доклада “Когда я попаду домой?” - Джейн Бьюкенен в эксклюзивном интервью для DISABILITY TODAY рассказала о подготовке этого доклада.

Джейн мы бы хотели поговорить о подготовленном HRW докладе о положении детей с инвалидностью в Армении. Нам интересно положение детей в Армении и потому, что это страна постсоветского пространства. Многие проблемы характерные для положения детей с инвалидностью в Армении, также характерны и для современной России.

DT: Скажите, какое главное впечатление сложилось у Вас при подготовке этого доклада?

JB: Главное впечатление, что правительство Армении продолжает использовать закрытые учреждения для детей с инвалидностью и также для некоторых детей у которых есть сложности в семье – тяжелые семейные обстоятельства. И пока власти не очень стараются, чтобы эти ресурсы не концентрировались в закрытых учреждениях, а поддерживали какие-либо сервисы для помощи в обществе. Там, где они были бы доступны для семьи. Например, семья, которая имеет ребенка с инвалидностью может куда-то обратиться, получить все что необходимо, что бы этот ребенок вырос в семье. Очень часто родители просто не имеют лучшего выбора, кроме как оставлять ребенка в закрытом учреждении. Ситуация очень тяжелая. И это характерно не только для Армении. Еще я могу сказать, что несмотря на все это правительство понимает, что необходимы изменения в сложившейся ситуации. Необходимо изменить эту систему и остановить работу закрытых учреждений. Трансформировать систему таким образом, чтобы люди могли получить то, что им необходимо в обществе, буквально около их дома. Этот процесс уже начался, хотя есть опасения, что правительство хочет закрыть некоторые учреждения слишком рано, пока еще не развито инклюзивное образование.

Когда я попаду домой? – доклад Хьюман Райтс Вотч

DT: Скажите, в процессе подготовки этого доклада были озвучены цифры, сколько правительство тратит на содержание одного ребенка с инвалидностью в закрытом учреждении?

JB: Мы опираемся на цифры, предоставленные ЮНИСЕФ, они очень подробно изучали этот вопрос. В государственных учреждениях траты на одного ребенка с ограниченными возможностями здоровья составляют от 3 до 5 тысяч долларов. И если организовать все необходимое для семей именно дома, то это обойдется гораздо дешевле. Есть подобный опыт и в других странах. К примеру, мы знаем от другой организации, которая тоже глубоко занимается этой темой, что в Болгарии государство тратило на 7 миллионов долларов в год меньше, после того, как оно прекратило работу всех закрытых учреждений для детей с инвалидностью. Семья получает все эти деньги не прямо, в виде пенсий пенсии, но хотя это тоже возможно. В основном речь идет о помощи в плане организации реабилитации, качественном и инклюзивном образовании, помощи в виде предоставления социальных работников, которые могли бы поддерживать семью в получении тех услуг, которые им необходимы. А также конечно льготы и пенсии тоже. Получается, что часто семья не может преодолеть всю существующую бюрократию и получить все, что им необходимо для воспитания ребенка с с инвалидностью. Мы хотели показать в докладе, что экономического вопроса здесь не должно быть. Главное зависит от воли правительства передать эти ресурсы от закрытых учреждений, на самом деле очень дорогих, обществу и общественным услугам.

DT: Скажите Джейн, Вы, работая в России сталкивались с таким понятием, как социальное предпринимательство. Оказание социальных услуг на коммерческой основе?

JB: На настоящий момент мы говорим об общественных организациях, которые оказывают помощь бесплатно. Они не так широко распространены и могут помочь только ограниченному кругу родителей, воспитывающих детей с инвалидностью.
DT: Скажите, какая основная проблема этого перераспределения финансирования от учреждений закрытого типа к развитию инфраструктуры и к поощрению того, что бы дети с инвалидностью жили в семьях?

JB: Одной из главных проблем является отсутствие доступной среды и отсутствие доступных учебных заведений, где дети с инвалидностью могли бы получить качественное инклюзивное образование. В отсутствие этого и продолжается использование учреждений закрытого типа. Мы посещали очень много учреждений и парадокс в том, что и они сами являются недоступными для детей с физической инвалидностью. Очень обидно, когда люди ссылаются на утверждения, что детям с инвалидностью лучше в учреждениях закрытого типа, ведь на самом деле эти заведения также не приспособлены для детей с инвалидностью и дети очень редко могут покидать их. Отсутствие доступной среды — это большая проблема и нужны серьезные шаги, чтобы это изменить.

DT: Скажите Джейн, а правительство как отреагировало на подготовленный Вами доклад?

JB: У нас были встречи с представителями правительства – министрами и их заместителями. В принципе, они не отрицают, что такие проблемы существуют. Мы им показывали, что есть дискриминация и не принимаются все необходимые меры, чтобы люди с инвалидностью жили в обществе и само существование закрытых учреждений для детей с инвалидностью и есть дискриминация. Как ни удивительно, для них это было новостью. В целом у нас сложился конструктивный диалог с представителями правительства. Но это только один из рабочих моментов. Доклад и наши рекомендации это только начало совместной работы, которую мы планируем продолжать и проводить дополнительные исследования. Все это направлено на улучшения жизни людей с инвалидностью в обществе.

DT: Скажите Джейн, а существует ли дорожная карта по прекращению работы закрытых учреждений для детей с инвалидностью?

JB: Да, существует план прекратить работу определенного количества закрытых учреждений, а также план на введение системы инклюзивного образования. Наш доклад показал, что сейчас система образования совсем не инклюзивная. Дети, которые ходят в школы, которые называются – инклюзивными, часто не могут получить там качественное образование. То есть нельзя сказать, что из-за того, что человек ходит в школу это уже называется инклюзивным образование. Это образование должно быть в первую очередь качественным и с перспективой на будущее. Также мы показали в нашем докладе, что три детских дома для детей с инвалидностью не входят в список тех учреждений, которые сейчас в планах на закрытие и трансформацию. Сейчас дети без инвалидности или с легкой формой физической инвалидности могут покинуть эти учреждения, дети использующие инвалидное кресло или имеющие другие более тяжелые формы инвалидности остаются в этих заведениях. И это является нарушением их прав. И мы настаивали, чтобы правительство ставило конкретные даты закрытия подобных учреждений в рамках дорожной карты по прекращению работы подобных закрытых учреждений.

DT: Скажите, а вот этот опыт, который Вы описали в докладе, он может быть реализован в России?

JB: Да, как Вы знаете у нас были доклады по положению в России. Полтора года назад это был доклад об образовании и за год до этого - доклад о детях с инвалидностью в государственных учреждениях. В них мы зафиксировали подобные нарушения, а также и другие, характерные для России. И да, мы также будем продолжать поднимать эти вопросы с правительством. И все положительные моменты, отмеченные в текущем докладе, а также в наших исследованиях в Молдавии и Болгарии и мы постараемся поднимать и России. Этот опыт показывает, что возможно прекратить работу закрытых учреждений для детей с инвалидностью. И как это реализовать технически, я думаю на это можно ссылаться в разговорах с правительствами других стран.

DT: Скажите, а теперь какие у Вас планы?

JB: Подготовленный сейчас доклад о положении детей с инвалидностью в Армении это была большая и кропотливая работа. Сейчас наша организация HRW ведет работу в Бразилии в их закрытых учреждениях для детей и взрослых с инвалидностью. Эта тема остается очень важной для нас!

Copyright © 2017 DISABILITY TODAY
Распространение контента разрешается при наличии активной ссылки DT All Rights Reserved.