Алена Апина: Жизнь человека с физическими ограничениями – это постоянный духовный подвиг!
Алена Апина: Жизнь человека с физическими ограничениями – это постоянный духовный подвиг!

Заслуженная артистка России Алена Апина в эксклюзивном интервью «Доступному миру» рассказала о толерантности к людям с ограниченными возможностями здоровья и к их проблемам.


«ДМ»: Алена, встречаются ли на Ваших концертах люди в инвалидных колясках?
АА: - Вы знаете, когда артист выходит на сцену, то весь свет направлен на него, а в зале всегда темно и поэтому не видно кто находится в зале, мужчины, женщины, дети, взрослые или молодые люди, инвалиды. Со сцены этого не видно абсолютно.

«ДМ»: Что Вы испытываете при виде инвалида в коляске?
АА: - Разные чувства. И чувства неловкости, потому что не знаешь, как на это реагировать? То ли сочувствовать, то ли делать вид, что человек такой же как и все вокруг. Поэтому какого-то однозначного ответа на этот вопрос нет.

«ДМ»: Многие инвалиды сидят в своих домах и квартирах, так как крайне мало еще пандусов, для доступа в различные помещения. Что надо предпринять государству, чтобы изменить ситуацию к лучшему?
АА: - Мне кажется, что дело не совсем только в пандусах, хотя это бесспорно важно. Дело в чем-то другом. В отношении к людям, особенно, к старикам, ветеранам, которые еще остались, и которых периодически показывают на экранах. Которые живут в развалившихся домах, зачастую без удобств. А это люди прошедшие блокаду, войну.. . Все такие вещи, это вещи одного порядка. Когда мы научимся к этому относиться более глобально, тогда и пандусы появятся, и люди не будут прятать глаза, сталкиваясь с этим.

«ДМ»: Вам много приходится путешествовать по миру, и наверное, видите какие-то отличия в отношении к людям с ограниченными возможностями здоровья?
АА: - Конечно, совершенные различия. Вот там глаза люди не прячут. Почему- то там относятся к инвалидам как к равным и даже с каким-то уважением. Там можно их увидеть везде. Взять, например, в самолете: они всегда первые в очереди, на самых лучших местах и это в порядке вещей. И сама вот это ситуация вызывает восторг. А у нас действительно большое количество инвалидов не видно, они сидят по домам. И это не только из-за пандусов, а как раз из-за каких- то человеческих факторов.

«ДМ»: Есть ли у Вас знакомые и друзья с ограниченными возможностями?
АА: - Да. У меня есть знакомый, он живет в Нижнем Новгороде, в которого стрелял киллер, но не попал. У него неизлечимые проблемы с позвоночника после этого. Конечно, это ужасно, потому что человек был весельчак, балагур, теннисист, футболист и вот в один момент вот так жизнь поменялась. Я не так часто его вижу как раньше естественно, но когда встречаемся, делаем вид, что как бы ничего не произошло и эту тему не затрагиваем. Это какой-то такой духовный подвиг – жить вот так, по-другому. Мне кажется, что у моего знакомого получилось, потому что у него рядом жена, растет маленький сын, процветает бизнес.
скачать dle 10.3фильмы бесплатно
Виктория Тарасова дала эксклюзивное интервью для DISABILITY TODAY
Виктория Тарасова дала эксклюзивное интервью для DISABILITY TODAY

Российская актриса Виктория Тарасова в эксклюзивном интервью для «Доступного Мира» рассказала как преодолеть равнодушие и популизм отдельных чиновников, а также о том, как сделать наше общество более толерантным.


Интервью с Викторией Тарасовой можно прочитать на сайте издания DISABILITY TODAY, а так же в печатной версии журнала.
Артемий Троицкий: Людям с ограниченными возможностями здоровья нужно сфокусироваться не на своих недостатках, а на достоинствах
Артемий Троицкий: Людям с ограниченными возможностями здоровья нужно сфокусироваться не на своих недостатках, а на достоинствах

Рок-журналист, музыкальный критик, один из ведущих специалистов по современной музыке в России Артемий Троицкий, в эксклюзивном интервью DISABILITY TODAY, рассказал о толерантности к людям с физическими ограничениями и своем личном опыте преодоления.

ДМ: Концепция журнала «ДМ», которую мы доносим до всех наших читателей, заключается в том, что доступность среды и толерантность общества к проблемам людей с ограниченными возможностями здоровья гораздо важнее субсидий и льгот. Как Вы считаете, что необходимо предпринимать в нашем обществе, в частности людям, формирующим общественное мнение, и обычным не публичным гражданам, чтобы отношение к людям, кого жизнь лишила полноценных физических возможностей, изменилось в лучшую сторону?

АТ: Среди своих друзей и знакомых я не знаю никого, кто относился бы к людям с ограниченными возможностями здоровья с брезгливостью, неприязнью или как-то еще негативно. Например, я сам всю жизнь старался помогать инвалидам, если вдруг мне выпадала такая возможность. У меня была одна подруга – девушка с инвалидностью, и я в романтическом порыве даже делал ей предложение: «Давай вот мы с тобой поженимся, и я тебя буду возить на коляске». Она мне отказала. Тем не менее, такой порыв у меня был. Как мне кажется, таких нормальных людей абсолютное большинство. Я никогда не сталкивался со случаями агрессивного или подчеркнуто равнодушного, отстраненного отношения к инвалидам. О таких фактах я в основном читаю в газетах, вижу сюжеты на ТВ и читаю в интернете: кого-то не пустили в самолет, кто-то, увидев ребенка с синдромом Дауна, потребовал, чтобы его вывели с детской площадки, кто-то в предприятии общепита обхамил инвалида.
Мобилизация общественного мнения на этот предмет очень важна, но это не единственная важная вещь. На мой взгляд, многое должно делать государство, чтобы элементарно делать жизнь людей с ограниченными возможностями здоровья более доступной и комфортной. Я имею в виду всякие специальные дорожки, эскалаторы, подъемники, шрифт Брайля для незрячих и слабовидящих людей и все другие приспособления, необходимые людям с ограниченными возможностями здоровья. В этом отношении в Москве сейчас стало гораздо лучше. Например, я вижу, что если строится новый офис, и к нему ведут высокие ступеньки, то теперь обязательно делают и пандус. На лифтах имеются обозначения для незрячих людей, выполненные шрифтом Брайля. У меня есть несколько друзей, у которых детишки с ДЦП, а также с синдромом Дауна. Я общаюсь с их папами и мамами, иногда зовем их в гости. Для меня это естественно. И никогда специально не обращал внимания на физические ограничения. У своих детей я также никогда не видел ни малейших признаков дурного отношения к инвалидам. У моей средней дочери Александры был роман с парнем, у которого ДЦП. И я ей сказал, что она молодец.

ДМ: Вы принадлежите к тому поколению, кто видел инвалидов, вернувшихся с ВОВ, которые на самодельных платформах на подшипниках и других примитивных средствах реабилитации пытались хоть как-то выжить. И вдруг в один день они все исчезли, как по мановению некой волшебной палочки. Были вывезены в спецлечебницы. Скажите, такое отношение к людям с ограниченными возможностями здоровья – это недостаток культуры в обществе или что-то еще?

АТ: Насколько мне известно, эта история произошла с подачи товарища Сталина, который решил, что присутствие инвалидов на улицах портит красивые картины столицы и прочих крупных городов. И их всех выслали в отдаленные места, где они тихо умирали. Естественно для любого нормального человека это гнусно и бесчеловечно.

ДМ: По традиции журнала «Доступный Мир» известные люди рассказывают нам о своем личном опыте преодоления трудных и зачастую трагических жизненных ситуаций. Что Вам лично помогает преодолевать трудности?

АТ: У меня была история, конечно не таких масштабов, и я не могу сказать, что был человеком с ограниченными возможностями здоровья, но в отрочестве и ранней юности я сильно заикался. Когда учился в старших классах школы и на первом курсе университета, я ходил в разные логопедические группы, где со мной занимались методом электронных прослушиваний. Я сидел в наушниках и лечился методом шоковой терапии, как это было показано в одном из фильмов Тарковского. Но такая терапия не дала нужного эффекта. И, в конце концов, я излечился сам. У меня остались небольшие последствия заикания, такие «заусенцы», но, тем не менее, я просто интуитивно выбрал свой собственный способ. Я всегда заикался сильнее, когда волновался, например, когда в школе отвечал у доски или выступал перед большой компанией. Чтобы это перебороть, я начал сознательно «загонять» себя в ситуации максимального дискомфорта и волнения. И в этих ситуациях максимально концентрировался, сжимал кулаки так, что ногти впивались в пальцы, и заставлял себя говорить. Я стал вести дискотеки, и в то время «подпольные» концерты. Такой принцип – «клин клином». Таким образом, мне удалось нивелировать свое заикание.

ДМ: И в заключение нашего интервью прошу высказать Ваши пожелания для читателей журнала «Доступный Мир», аудиторией которого являются не только люди с ограниченными возможностями здоровья, но и многочисленные подписчики из числа неравнодушных граждан России и других стран.

АТ: Я бы пожелал вообще забыть о том, что физические возможности ограничены. На самом деле они абсолютно безграничны. Если у вас что-то получается хуже, чем у других, скажем из-за того, что у вас одна нога длиннее другой, либо вы плохо видите или слышите, нужно просто концентрироваться на том, что у вас получается лучше всего. На том, что дается легче и с наибольшим удовольствием. Нужно сфокусироваться не на своих недостатках, а на достоинствах и всячески их развивать. В этом смысле идеальный пример – это Стивен Хокинг. Человек настолько «искореженный» болезнью, при этом в такой большой степени развил свой интеллект, что позволило ему фактически стать самым умным человеком в мире!

Людям с ограниченными возможностями здоровья нужно человеческое участие и доброта!
Людям с ограниченными возможностями здоровья нужно человеческое участие и доброта!


Михаил Сеславинский о толерантности и преодолении.

В последнее время проблема толерантности широко освещается не только в СМИ. Все большую озабоченность она вызывает также и на государственном уровне. Множество социальных проектов в различных сферах жизнедеятельности реализованы с участием и для инвалидов. Это очень важно для них. Людям с ограничениями по здоровью, конечно же, нужны лекарства и пандусы, но кроме этого им просто жизненно необходимы внимание и интеграция в общественные процессы. А у нас зачастую окружающие просто не замечают человека в инвалидной коляске, не говоря уже о том, чтобы помочь ему. Для того чтобы наше общество становилось толерантным к людям с ограниченными физическими возможностями, элементарно нужно человеческое участие и доброта. Именно это поможет инвалидам чувствовать себя полноценными членами общества.
Copyright © 2008-2020 DISABILITY TODAY
Распространение контента разрешается при наличии активной ссылки DT All Rights Reserved.