»
Людям с ограниченными возможностями здоровья нужно человеческое участие и доброта!
Людям с ограниченными возможностями здоровья нужно человеческое участие и доброта!


Михаил Сеславинский о толерантности и преодолении.

Михаил Вадимович, концепция журнала «ДМ», которую мы доносим до всех наших читателей, заключается в том, что доступность среды и толерантность общества к проблемам людей с ограниченными возможностями здоровья гораздо важнее всех субсидий и льгот. И в связи с этим, как Вы считаете, что необходимо предпринимать в нашем обществе, чтобы отношение к людям, кого жизнь лишила полноценных физических возможностей, становилось толерантным?

- В последнее время проблема толерантности широко освещается не только в СМИ. Все большую озабоченность она вызывает также и на государственном уровне. Множество социальных проектов в различных сферах жизнедеятельности реализованы с участием и для инвалидов. Это очень важно для них. Людям с ограничениями по здоровью, конечно же, нужны лекарства и пандусы, но кроме этого им просто жизненно необходимы внимание и интеграция в общественные процессы. А у нас зачастую окружающие просто не замечают человека в инвалидной коляске, не говоря уже о том, чтобы помочь ему. Для того чтобы наше общество становилось толерантным к людям с ограниченными физическими возможностями, элементарно нужно человеческое участие и доброта. Именно это поможет инвалидам чувствовать себя полноценными членами общества.

Второй вопрос к Вам основан на Вашей профессиональной деятельности. Расскажите, пожалуйста, о доступности печатных изданий и коммуникационных услуг для людей с ограниченными возможностями здоровья.

- В рамках своей компетенции Роспечать ежегодно оказывает государственную поддержку организациям в сфере печати, осуществляющих выпуск периодических изданий для инвалидов и инвалидов по зрению. В 2012 году 20 таких издающих организаций подали заявки в Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям на оказание государственной поддержки. И все они были удовлетворены. Эти средства позволяют организациям в сфере печати обеспечить бесперебойный выпуск периодических изданий для инвалидов и инвалидов по зрению, обеспечивая тем самым право этой категории российских граждан на получение объективной и достоверной информации по актуальным для них проблемам.

Кроме того, тема «Освещение проблем социальной адаптации лиц с ограниченными возможностями здоровья с целью их интеграции в общество» включена в Перечень приоритетных при оказании государственной поддержки периодическим печатным изданиям, реализующим социально значимые проекты. В 2012 году по решению Экспертного совета Роспечати государственную поддержку на реализацию социально значимых проектов по данной теме получили 12 организаций в сфере периодической печати.

В этом году государственную поддержку получили 17 периодических печатных изданий для инвалидов и 7 периодических изданий для инвалидов по зрению. Также был профинансирован выпуск и рассылка 3067 наименований книг (художественная, научно-популярная и учебная литература рельефно-точечным шрифтом Брайля и плоскопечатные крупно-шрифтовые издания, а также «говорящие» книги на кассетах и флэш-картах). Среди профинансированных изданий есть книги с рельефным рисунком (выпускаются только в России).

Что касается коммуникационных услуг, то в рамках Государственной программы России «Доступная среда» на 2011-2015 годы технические центры общероссийских телеканалов оборудуются современными системами телекоммуникаций, обеспечивающими доступ инвалидов и других маломобильных групп населения к информации и использованию ими информационно-коммуникационных технологий. Многие государственные и негосударственные СМИ, информационные службы деловых структур, а также общероссийские общественные объединения стремятся создать для людей с ограниченными физическими возможностями электронные информационные ресурсы в Интернете. На официальном сайте Роспечати также предусмотрена возможность пользоваться электронными услугами и контентом людям с ограниченными возможностями.

Но главное в системе мер - это работа по оказанию электронным СМИ государственной поддержки при создании социально значимых программ для людей с ограниченными физическими возможностями. В 2013 году Роспечать поддержала 22 таких проекта. Выделены средства на сопровождение скрытыми субтитрами программ на каналах вещания ОАО «ТВ Центр» в регионах Российской Федерации, создание телепрограмм «От прав к возможностям», «Доступная среда», «Особенный ребёнок», «Инва-спорт» («Инва Медиа ТВ»), радиопрограмм «Там, где кончаются слова» («Орфей»), «Равные возможности («Мир»), «Здоровая среда» («Русский край» г. Калининград), интернет-порталов «Колесо познаний», «NEINVALID.RU» («НЕИНВАЛИД. РУ) и другие. И все эти меры направлены на повышение качества жизни инвалидов и их интеграцию в общество.

Третий вопрос о преодолении. Михаил Вадимович, по традиции журнала «ДМ», известные люди рассказывают о своем личном опыте преодоления трудных, и зачастую трагических жизненных ситуаций. Что Вам лично помогает преодолевать жизненные трудности?

Конечно же, мои близкие люди, семья – они всегда рядом и готовы поддержать в трудную минуту. Забота и внимание очень важны в это время. Думаю, что у каждого бывает множество испытаний в жизни. Но как бы тяжело ни было с ними бороться, нужно выстоять и не сломаться.

И в заключение нашего интервью, Ваши пожелания для читателей журнала «ДМ», аудиторией которого являются не только люди с ограниченными возможностями здоровья, но и также многочисленные подписчики из числа не равнодушных граждан России, и многих зарубежных стран, где есть русскоязычные диаспоры.

Сила духа людей с ограниченными возможностями просто поразительна. То как Вы ежедневно находите в себе силы не только жить полноценной жизнью, но и достигать успехов в любом деле заставляет восхищаться. Желаю не растерять целеустремленность и, не смотря ни на что, становиться только сильнее. Здоровья, мужества, благополучия Вам и Вашим близким!
Когда я попаду домой? – доклад Хьюман Райтс Вотч
Когда я попаду домой? – доклад Хьюман Райтс Вотч

О том, как помочь детям с инвалидностью попасть из закрытых учреждений в семью рассказал доклад Хьюман Райтс Вотч. Сегодня заместитель директора Хьюман Райтс Вотч по Европе и Центральной Азии в Хьюман Райтс Вотч и автор доклада “Когда я попаду домой?” - Джейн Бьюкенен в эксклюзивном интервью для DISABILITY TODAY рассказала о подготовке этого доклада.

Джейн мы бы хотели поговорить о подготовленном HRW докладе о положении детей с инвалидностью в Армении. Нам интересно положение детей в Армении и потому, что это страна постсоветского пространства. Многие проблемы характерные для положения детей с инвалидностью в Армении, также характерны и для современной России.

DT: Скажите, какое главное впечатление сложилось у Вас при подготовке этого доклада?

JB: Главное впечатление, что правительство Армении продолжает использовать закрытые учреждения для детей с инвалидностью и также для некоторых детей у которых есть сложности в семье – тяжелые семейные обстоятельства. И пока власти не очень стараются, чтобы эти ресурсы не концентрировались в закрытых учреждениях, а поддерживали какие-либо сервисы для помощи в обществе. Там, где они были бы доступны для семьи. Например, семья, которая имеет ребенка с инвалидностью может куда-то обратиться, получить все что необходимо, что бы этот ребенок вырос в семье. Очень часто родители просто не имеют лучшего выбора, кроме как оставлять ребенка в закрытом учреждении. Ситуация очень тяжелая. И это характерно не только для Армении. Еще я могу сказать, что несмотря на все это правительство понимает, что необходимы изменения в сложившейся ситуации. Необходимо изменить эту систему и остановить работу закрытых учреждений. Трансформировать систему таким образом, чтобы люди могли получить то, что им необходимо в обществе, буквально около их дома. Этот процесс уже начался, хотя есть опасения, что правительство хочет закрыть некоторые учреждения слишком рано, пока еще не развито инклюзивное образование.

Когда я попаду домой? – доклад Хьюман Райтс Вотч

DT: Скажите, в процессе подготовки этого доклада были озвучены цифры, сколько правительство тратит на содержание одного ребенка с инвалидностью в закрытом учреждении?

JB: Мы опираемся на цифры, предоставленные ЮНИСЕФ, они очень подробно изучали этот вопрос. В государственных учреждениях траты на одного ребенка с ограниченными возможностями здоровья составляют от 3 до 5 тысяч долларов. И если организовать все необходимое для семей именно дома, то это обойдется гораздо дешевле. Есть подобный опыт и в других странах. К примеру, мы знаем от другой организации, которая тоже глубоко занимается этой темой, что в Болгарии государство тратило на 7 миллионов долларов в год меньше, после того, как оно прекратило работу всех закрытых учреждений для детей с инвалидностью. Семья получает все эти деньги не прямо, в виде пенсий пенсии, но хотя это тоже возможно. В основном речь идет о помощи в плане организации реабилитации, качественном и инклюзивном образовании, помощи в виде предоставления социальных работников, которые могли бы поддерживать семью в получении тех услуг, которые им необходимы. А также конечно льготы и пенсии тоже. Получается, что часто семья не может преодолеть всю существующую бюрократию и получить все, что им необходимо для воспитания ребенка с с инвалидностью. Мы хотели показать в докладе, что экономического вопроса здесь не должно быть. Главное зависит от воли правительства передать эти ресурсы от закрытых учреждений, на самом деле очень дорогих, обществу и общественным услугам.

DT: Скажите Джейн, Вы, работая в России сталкивались с таким понятием, как социальное предпринимательство. Оказание социальных услуг на коммерческой основе?

JB: На настоящий момент мы говорим об общественных организациях, которые оказывают помощь бесплатно. Они не так широко распространены и могут помочь только ограниченному кругу родителей, воспитывающих детей с инвалидностью.
DT: Скажите, какая основная проблема этого перераспределения финансирования от учреждений закрытого типа к развитию инфраструктуры и к поощрению того, что бы дети с инвалидностью жили в семьях?

JB: Одной из главных проблем является отсутствие доступной среды и отсутствие доступных учебных заведений, где дети с инвалидностью могли бы получить качественное инклюзивное образование. В отсутствие этого и продолжается использование учреждений закрытого типа. Мы посещали очень много учреждений и парадокс в том, что и они сами являются недоступными для детей с физической инвалидностью. Очень обидно, когда люди ссылаются на утверждения, что детям с инвалидностью лучше в учреждениях закрытого типа, ведь на самом деле эти заведения также не приспособлены для детей с инвалидностью и дети очень редко могут покидать их. Отсутствие доступной среды — это большая проблема и нужны серьезные шаги, чтобы это изменить.

DT: Скажите Джейн, а правительство как отреагировало на подготовленный Вами доклад?

JB: У нас были встречи с представителями правительства – министрами и их заместителями. В принципе, они не отрицают, что такие проблемы существуют. Мы им показывали, что есть дискриминация и не принимаются все необходимые меры, чтобы люди с инвалидностью жили в обществе и само существование закрытых учреждений для детей с инвалидностью и есть дискриминация. Как ни удивительно, для них это было новостью. В целом у нас сложился конструктивный диалог с представителями правительства. Но это только один из рабочих моментов. Доклад и наши рекомендации это только начало совместной работы, которую мы планируем продолжать и проводить дополнительные исследования. Все это направлено на улучшения жизни людей с инвалидностью в обществе.

DT: Скажите Джейн, а существует ли дорожная карта по прекращению работы закрытых учреждений для детей с инвалидностью?

JB: Да, существует план прекратить работу определенного количества закрытых учреждений, а также план на введение системы инклюзивного образования. Наш доклад показал, что сейчас система образования совсем не инклюзивная. Дети, которые ходят в школы, которые называются – инклюзивными, часто не могут получить там качественное образование. То есть нельзя сказать, что из-за того, что человек ходит в школу это уже называется инклюзивным образование. Это образование должно быть в первую очередь качественным и с перспективой на будущее. Также мы показали в нашем докладе, что три детских дома для детей с инвалидностью не входят в список тех учреждений, которые сейчас в планах на закрытие и трансформацию. Сейчас дети без инвалидности или с легкой формой физической инвалидности могут покинуть эти учреждения, дети использующие инвалидное кресло или имеющие другие более тяжелые формы инвалидности остаются в этих заведениях. И это является нарушением их прав. И мы настаивали, чтобы правительство ставило конкретные даты закрытия подобных учреждений в рамках дорожной карты по прекращению работы подобных закрытых учреждений.

DT: Скажите, а вот этот опыт, который Вы описали в докладе, он может быть реализован в России?

JB: Да, как Вы знаете у нас были доклады по положению в России. Полтора года назад это был доклад об образовании и за год до этого - доклад о детях с инвалидностью в государственных учреждениях. В них мы зафиксировали подобные нарушения, а также и другие, характерные для России. И да, мы также будем продолжать поднимать эти вопросы с правительством. И все положительные моменты, отмеченные в текущем докладе, а также в наших исследованиях в Молдавии и Болгарии и мы постараемся поднимать и России. Этот опыт показывает, что возможно прекратить работу закрытых учреждений для детей с инвалидностью. И как это реализовать технически, я думаю на это можно ссылаться в разговорах с правительствами других стран.

DT: Скажите, а теперь какие у Вас планы?

JB: Подготовленный сейчас доклад о положении детей с инвалидностью в Армении это была большая и кропотливая работа. Сейчас наша организация HRW ведет работу в Бразилии в их закрытых учреждениях для детей и взрослых с инвалидностью. Эта тема остается очень важной для нас!

Виктория Тарасова: Должна быть внутренняя сила, рвение к жизни, чего то добиться и доказать всем, что ты можешь и ты нормальный, живой человек!
Виктория Тарасова: Должна быть внутренняя сила, рвение к жизни, чего то добиться и доказать всем, что ты можешь и ты нормальный, живой человек!


Российская актриса Виктория Тарасова в эксклюзивном интервью для «Доступного Мира» рассказала как преодолеть равнодушие и популизм отдельных чиновников, а также о том, как сделать наше общество более толерантным.


ДМ: Есть ли у Вас знакомые и друзья среди инвалидов? Чем то они отличаются от здоровых людей?
ВТ: У меня есть знакомые среди поклонников, недавно у меня был случай: я познакомилась с молодым человеком, он инвалид-колясочник. У нас окончились съемки и когда я собиралась уходить, он долго ко мне спускался, мы с ним пообщались, обменялись карточками, сейчас переписываемся. Было очень трогательно, он так старался, преодолевал свои комплексы. А ещё у нас есть группа вконтакте "глухарская". Ей уже лет 5. Ей заведует Сергей Лахтарев. Он всю
жизнь в кресле-коляске и мы его все поддерживаем. Он ведет активную жизнь, ездит на соревнования. Я понимаю что с каждым человеком может случится беда. Я желаю людям, что бы с человеком не происходило, всё равно никогда не сдаваться, приспосабливаться к жизни, находить время для радости, потому что жизнь одна, надо искать себе применение ещё в чем то - что можно сделать по возможности. Ни в коем случае не впадать в депрессию.

ДМ: Как Вы объясните что на прошедших олимпийских играх люди с ограниченными возможностями - наши паралимпийцы выступили гораздо лучше полноценно здоровых спортсменов?
ВТ: Думаю что у спортсменов-инвалидов больше всего внутри, что он хочет победить и старается. А молодое поколение, оно сейчас ленивое, не ответственное. Мне кажется что когда случается какая то беда, то эта беда заставляет внутреннюю силу человека жить и бороться.

ДМ: Какими качествами должен обладать человек, чтобы находясь в инвалидной коляске, и имеющий в связи с этим не так много друзей, достичь какого то
карьерного роста, чего то добиться в жизни?
ВТ: Должна быть внутренняя сила, рвение к жизни, чего то добиться и доказать всем, что ты можешь и ты нормальный, живой человек. У нас много примеров когда инвалиды чего только не делают: кто то имеет бизнес, кто то делает головокружительую карьеру. Мне кажется что какая то сила духа должна быть, не унывать. А то некоторые как узнают о своей болезни и ложатся умирать сразу. Нельзя этого делать. Человек иногда не понимает, сколько в нас сил, возможности, что иногда бывает что исцеления происходят когда у человека идет эта борьба. Много же примеров есть, когда люди не унывали, боролись и побеждали рак. Надо всегда жить в борьбе. Как на войну раньше шли бороться и побеждать. А вера в друзей всё равно появится, просто сменится круг,
и я считаю, что те люди которые ушли значит и пусть лучше уйдут чем будут мешаться и делать вид что сочувствуют. Вы знаете, у меня сейчас тоже нет друзей. Ушло очень много близких мне людей за этот период славы, который был. Мне очень больно и обидно. Кто то не может справиться с завистью, я не "зазвезделась", но потеряла многих как мне тогда казалось, друзей, с которыми я дружила 15-20 лет. Чем больше человек известен, тем больше у него ответственности. И перед работой... и перед всем...

ДМ: Как Вы считаете, людям с ограниченными возможностями уделяется в нашей стране должное внимание? Может быть Вы приведете пример с другими странами которые Вы посещали?!
ВТ: Вы знаете, я больше сталкивалась с детскими домами чем с людьми с ограниченными возможностями. Я считаю, что в нашей стране всё очень
неправильно. Отношение к детским домам, инвалидам, пенсионерам, ветеранам. Есть частные какие то организации, курирующие вопросы маломобильных групп населения. Я, например, курирую некоторые детские дома, существуют волонтеры и т.д. А государство, получается, ничего не предпринимает в этом направлении. Мы не такая уж бедная страна чтобы не оказывать помощь инвалидам и малоимущим... Очень жаль, что людей озлобленных жизнью очень много. Государство к здоровым то людям относится так себе, а уж к инвалидам... сказать нечего...

ДМ: Что нужно сделать, чтобы наше общество относилось к людям с ограниченными возможностями здоровья толерантно? Это зависит от чиновников или от нас всех?

ВТ: Это зависит от всех нас, от сердец людей. Я сына учу чтобы он был немного добрее, - и к пенсионерам и к взрослым людям, инвалидам, по возможности помогать им. Потому что в нашей жизни бывает много злости, много негатива и это относится ко всем. Это касается и чиновников и общества в целом, - чтобы все друг к другу относились хоть немножечко добрее. Больно видеть, например, когда я выхожу из дома, а бабушка какая то роется в помойке, ужасно больно! Спросит на хлеб, на ещё что то. Ну даю я раз тысячу рублей, ну два, ну Вы же знаете какие у нас пенсии, а если у этой бабушки ещё и никого нет. Конечно, государство должно хоть как то помогать, но видать, совсем не помогает.


ДМ: Ваши пожелания читателям журнала "Доступный мир"?
ВТ: Хочу пожелать здоровья, счастья, чтобы не вешали нос, а радовали нас какими то способностями, возможностями, подарками, поделками, да
кто на что способен, чтобы были всегда добрыми и никогда не сдавались. А кто его знает, может быть мечты сбываются, и волшебная палочка махнет и что то
произойдет...


Copyright © 2017 DISABILITY TODAY
Распространение контента разрешается при наличии активной ссылки DT All Rights Reserved.