Анна Семенович: Современный мир дает человеку с ограниченными возможностями поистине уникальные возможности для общения
Анна Семенович: Современный мир дает человеку с ограниченными возможностями поистине уникальные возможности для общения

Российская фигуристка, актриса, телеведущая и эстрадная певица; бывшая солистка группы «Блестящие» (2003—2007 гг.). Анна Семенович в эксклюзивном интервью для журнала DISABILITY.TODAY, рассказала о толерантности к людям с ограниченными возможностями здоровья.


ДМ: Анна, как Вы считаете, людям с ограниченными возможностями уделяется в нашей стране должное внимание?
АС: Было бы неправильно сказать, что внимание не уделяется. Я знаю, что у государства очень много программ, направленных на помощь людям с ограниченными возможностями. Но, на мой взгляд, их ничтожно мало. Все, что делается для того, чтобы помогать этим людям как можно более комфортно себя чувствовать в обществе - капля в море. Даже в крупных городах элементарное перемещение для них огромная проблема. Думаю, что в регионах дела обстоят еще хуже. Я уверена, что в силах государства и каждого конкретного гражданина делать гораздо больше для людей с ограниченными возможностями. Главное - побороть равнодушие.

ДМ: Какими качествами на Ваш взгляд должен обладать человек, чтобы находясь в инвалидной коляске и имеющий в связи с этим не так много друзей, достичь какого то карьерного роста, чего то добиться в жизни ?
АС: Прежде всего помнить, что он не одинок. Современный мир дает человеку с ограниченными возможностями поистине уникальные возможности для общения и нахождения друзей по Интернету. Ни в коем случае нельзя замыкаться, вокруг много людей и с схожими проблемами, и готовых прийти на помощь. Просто расскажите о себе миру. И конечно очень важно желание заниматься любимым делом. Мы все прекрасно знаем Диану Гурцкая, которая, не смотря на свой недуг стала известнейшей артисткой. Нам хорошо знакомы имена наших великолепных паролимпийцев. Стремление и желание что-то делать - вот главные качества. Никогда нельзя опускать руки.

ДМ: Есть ли у Вас знакомые и друзья среди людей с ограниченными возможностями здоровья?
АС: Да, это уже упомянутая мной Диана Гурцкая, я восхищаюсь ей. Она прекрасная успешная певица, любимая и любящая жена, прекрасная мама. На таких людей надо равняться.

ДМ: Что нужно сделать, чтобы наше общество относилось к людям с ограниченными возможностями здоровья толерантно? Может быть приведёте примеры из Ваших поездок и выступлений по разным странам?!
АС: Мне кажется, необходимо с самого детства воспитывать в людях гуманность. Ведь, говорят, что о гуманности общества судят по отношению в этом обществе к детям, старикам и инвалидам. Меня всегда поражает за границей, что стоит только на улице появиться человеку в инвалидной коляске, к нему тут же подходят прохожие и спрашивают не нужна ли какая-то помощь. У нас, человек может полчаса стоять на перекрестке и все пройдут мимо, не помогут перейти дорогу. Это ужасно. Это бескультурье, с которым надо бороться.

ДМ: Ваши пожелания читателям журнала "Доступный мир"?
АС: Я желаю вам, конечно, здоровья и много-много сил. Помните, что вокруг вас есть люди, готовые прийти на помощь. Будьте счастливы, пусть все пережитые невзгоды останутся позади. Вы нужны нашему обществу, вы такая же неотъемлемая его часть, как каждый из нас. Всех вам благ и хранит вас Бог!
скачать dle 10.3фильмы бесплатно
Когда я попаду домой? – доклад Хьюман Райтс Вотч
Когда я попаду домой? – доклад Хьюман Райтс Вотч

О том, как помочь детям с инвалидностью попасть из закрытых учреждений в семью рассказал доклад Хьюман Райтс Вотч. Сегодня заместитель директора Хьюман Райтс Вотч по Европе и Центральной Азии в Хьюман Райтс Вотч и автор доклада “Когда я попаду домой?” - Джейн Бьюкенен в эксклюзивном интервью для DISABILITY TODAY рассказала о подготовке этого доклада.

Джейн мы бы хотели поговорить о подготовленном HRW докладе о положении детей с инвалидностью в Армении. Нам интересно положение детей в Армении и потому, что это страна постсоветского пространства. Многие проблемы характерные для положения детей с инвалидностью в Армении, также характерны и для современной России.

DT: Скажите, какое главное впечатление сложилось у Вас при подготовке этого доклада?

JB: Главное впечатление, что правительство Армении продолжает использовать закрытые учреждения для детей с инвалидностью и также для некоторых детей у которых есть сложности в семье – тяжелые семейные обстоятельства. И пока власти не очень стараются, чтобы эти ресурсы не концентрировались в закрытых учреждениях, а поддерживали какие-либо сервисы для помощи в обществе. Там, где они были бы доступны для семьи. Например, семья, которая имеет ребенка с инвалидностью может куда-то обратиться, получить все что необходимо, что бы этот ребенок вырос в семье. Очень часто родители просто не имеют лучшего выбора, кроме как оставлять ребенка в закрытом учреждении. Ситуация очень тяжелая. И это характерно не только для Армении. Еще я могу сказать, что несмотря на все это правительство понимает, что необходимы изменения в сложившейся ситуации. Необходимо изменить эту систему и остановить работу закрытых учреждений. Трансформировать систему таким образом, чтобы люди могли получить то, что им необходимо в обществе, буквально около их дома. Этот процесс уже начался, хотя есть опасения, что правительство хочет закрыть некоторые учреждения слишком рано, пока еще не развито инклюзивное образование.

Когда я попаду домой? – доклад Хьюман Райтс Вотч

DT: Скажите, в процессе подготовки этого доклада были озвучены цифры, сколько правительство тратит на содержание одного ребенка с инвалидностью в закрытом учреждении?

JB: Мы опираемся на цифры, предоставленные ЮНИСЕФ, они очень подробно изучали этот вопрос. В государственных учреждениях траты на одного ребенка с ограниченными возможностями здоровья составляют от 3 до 5 тысяч долларов. И если организовать все необходимое для семей именно дома, то это обойдется гораздо дешевле. Есть подобный опыт и в других странах. К примеру, мы знаем от другой организации, которая тоже глубоко занимается этой темой, что в Болгарии государство тратило на 7 миллионов долларов в год меньше, после того, как оно прекратило работу всех закрытых учреждений для детей с инвалидностью. Семья получает все эти деньги не прямо, в виде пенсий пенсии, но хотя это тоже возможно. В основном речь идет о помощи в плане организации реабилитации, качественном и инклюзивном образовании, помощи в виде предоставления социальных работников, которые могли бы поддерживать семью в получении тех услуг, которые им необходимы. А также конечно льготы и пенсии тоже. Получается, что часто семья не может преодолеть всю существующую бюрократию и получить все, что им необходимо для воспитания ребенка с с инвалидностью. Мы хотели показать в докладе, что экономического вопроса здесь не должно быть. Главное зависит от воли правительства передать эти ресурсы от закрытых учреждений, на самом деле очень дорогих, обществу и общественным услугам.

DT: Скажите Джейн, Вы, работая в России сталкивались с таким понятием, как социальное предпринимательство. Оказание социальных услуг на коммерческой основе?

JB: На настоящий момент мы говорим об общественных организациях, которые оказывают помощь бесплатно. Они не так широко распространены и могут помочь только ограниченному кругу родителей, воспитывающих детей с инвалидностью.
DT: Скажите, какая основная проблема этого перераспределения финансирования от учреждений закрытого типа к развитию инфраструктуры и к поощрению того, что бы дети с инвалидностью жили в семьях?

JB: Одной из главных проблем является отсутствие доступной среды и отсутствие доступных учебных заведений, где дети с инвалидностью могли бы получить качественное инклюзивное образование. В отсутствие этого и продолжается использование учреждений закрытого типа. Мы посещали очень много учреждений и парадокс в том, что и они сами являются недоступными для детей с физической инвалидностью. Очень обидно, когда люди ссылаются на утверждения, что детям с инвалидностью лучше в учреждениях закрытого типа, ведь на самом деле эти заведения также не приспособлены для детей с инвалидностью и дети очень редко могут покидать их. Отсутствие доступной среды — это большая проблема и нужны серьезные шаги, чтобы это изменить.

DT: Скажите Джейн, а правительство как отреагировало на подготовленный Вами доклад?

JB: У нас были встречи с представителями правительства – министрами и их заместителями. В принципе, они не отрицают, что такие проблемы существуют. Мы им показывали, что есть дискриминация и не принимаются все необходимые меры, чтобы люди с инвалидностью жили в обществе и само существование закрытых учреждений для детей с инвалидностью и есть дискриминация. Как ни удивительно, для них это было новостью. В целом у нас сложился конструктивный диалог с представителями правительства. Но это только один из рабочих моментов. Доклад и наши рекомендации это только начало совместной работы, которую мы планируем продолжать и проводить дополнительные исследования. Все это направлено на улучшения жизни людей с инвалидностью в обществе.

DT: Скажите Джейн, а существует ли дорожная карта по прекращению работы закрытых учреждений для детей с инвалидностью?

JB: Да, существует план прекратить работу определенного количества закрытых учреждений, а также план на введение системы инклюзивного образования. Наш доклад показал, что сейчас система образования совсем не инклюзивная. Дети, которые ходят в школы, которые называются – инклюзивными, часто не могут получить там качественное образование. То есть нельзя сказать, что из-за того, что человек ходит в школу это уже называется инклюзивным образование. Это образование должно быть в первую очередь качественным и с перспективой на будущее. Также мы показали в нашем докладе, что три детских дома для детей с инвалидностью не входят в список тех учреждений, которые сейчас в планах на закрытие и трансформацию. Сейчас дети без инвалидности или с легкой формой физической инвалидности могут покинуть эти учреждения, дети использующие инвалидное кресло или имеющие другие более тяжелые формы инвалидности остаются в этих заведениях. И это является нарушением их прав. И мы настаивали, чтобы правительство ставило конкретные даты закрытия подобных учреждений в рамках дорожной карты по прекращению работы подобных закрытых учреждений.

DT: Скажите, а вот этот опыт, который Вы описали в докладе, он может быть реализован в России?

JB: Да, как Вы знаете у нас были доклады по положению в России. Полтора года назад это был доклад об образовании и за год до этого - доклад о детях с инвалидностью в государственных учреждениях. В них мы зафиксировали подобные нарушения, а также и другие, характерные для России. И да, мы также будем продолжать поднимать эти вопросы с правительством. И все положительные моменты, отмеченные в текущем докладе, а также в наших исследованиях в Молдавии и Болгарии и мы постараемся поднимать и России. Этот опыт показывает, что возможно прекратить работу закрытых учреждений для детей с инвалидностью. И как это реализовать технически, я думаю на это можно ссылаться в разговорах с правительствами других стран.

DT: Скажите, а теперь какие у Вас планы?

JB: Подготовленный сейчас доклад о положении детей с инвалидностью в Армении это была большая и кропотливая работа. Сейчас наша организация HRW ведет работу в Бразилии в их закрытых учреждениях для детей и взрослых с инвалидностью. Эта тема остается очень важной для нас!

Сергей Переверзев дал эксклюзивное интервью для DISABILITY TODAY
Сергей Переверзев дал эксклюзивное интервью для DISABILITY TODAY

Эстрадный певец, российский актёр, телеведущий в программе «Доброе утро» на Первом канале - Сергей Переверзев, в интервью «ДМ» поделился своими мыслями, как сделать наши города более доступными для людей, кого жизнь лишила возможности передвигаться иначе, как в инвалидном кресле.


Интервью с Сергеем Переверзевым можно прочитать на сайте издания DISABILITY TODAY, а так же в печатной версии журнала.
Copyright © 2008-2020 DISABILITY TODAY
Распространение контента разрешается при наличии активной ссылки DT All Rights Reserved.